МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

А.ЗАЙЧЕНКО. СССР – США: личное потребление

← к списку статей

Предлагаем вниманию читателя фрагменты из статьи А.С.Зайченко «СССР-США: личное потребление (некоторые сопоставления)», опубликованной в № 12 журнала «США: экономика, политика, идеология». Полагаем, что приведенные автором цифры и факты дадут обильную пищу для размы?лений.

Прямое сопоставление уровней денежных доходов населения. В том числе и заработной платы, во многом ли?ено смысла. Покупательная способность валют может быть определена ли?ь через розничные цены и потребление товаров и услуг. Вместе с тем доля личного потребления в валовом национальном продукте, а также фонда заработной платы во вновь произведенной продукции вполне может служить основой международных сопоставлений уровней жизни. К числу наиболее устойчивых структурных показателей можно отнести удельный вес фонда заработной платы всех работников промы?ленности и других отраслей народного хозяйства во вновь созданном чистом продукте.

Длительные наблюдения за этим показателем выявили его необычайную по сравнению с другими макропропорциональную стабильность. Во всех странах, где собиралась статистика, доля общего фонда заработной платы в национальном доходе. Созданном за 120 лет, фактически не изменилась, колеблясь в пределах 60-80%., в том числе в США в 1970 г. она равнялась 65%, а в 1984 г. – 64%. Что касается на?ей страны, то этот показатель составил 54,8% в 1908 г. и 58,1% в 1928 г., после чего снизился с 33,4% в 1950 г., 32,2% в 1960 г., затем к 1985 г. возрос до 36,6%. Столь низкая доля оплаты труда в чистой продукции наблюдается и в других секторах народного хозяйства, что не имеет оправдания ни с экономической, ни с социальной точки зрения.

Будучи одной из самых низких в мире, доля зарплаты в чистой продукции в СССР соответствует низкому по мировым стандартам уровню средней заработной платы, которая к настоящему времени утратила свои основные экономические функции – стимулятора качественного труда и повы?ения его производительности; инструмента поддержания высокой трудовой этики исполнителей; базы необходимой дифференциации оплаты, учитывающей ?ирокий диапазон профессионально-квалификационных различий труда; гаранта сохранения соответствия сложности и цены рабочей силы; наконец, условия обеспечения не только рас?иренного, но хотя бы простого воспроизводства рабочей силы.

…Картина для нас не намного улуч?ится, если мы учтем общественные фонды потребления (ОФП). Сюда входят расходы государства на образование, медицинские услуги, социальное обеспечение и страхование, другие льготы, получаемые населением помимо заработной платы. В середине 70-х годов по доле государственных средств в национальном доходе, идущих в ОФП, США опередили СССР, еще рань?е в этой области мы отстали от боль?инства стран Западной Европы. Очень значительными стали расхождения в абсолютных размерах государственных расходов по отдельным статьям ОФП. Если в США в 1985 г. на образование тратилось 178 млрд. долларов, то в СССР (с учетом затрат на пропаганду) – 37,9 млрд. Руб., на здравоохранение - соответственно 174,8 млрд. Долларов и 20,0 млрд. рублей, на социальное обеспечение и страхование – 458,3 млрд. долларов и 61,1 млрд. рублей. В результате в 1985 г. средний размер пенсии по старости составил в СССР 87,2 рубля в месяц, а в США – 479 долларов, а с женой на иждивении – 814 долл. Кроме того, в США значительная часть средств на эти цели поступает еще и от представителей частного капитала.

Л?ЧНОЕ ПОТРЕБЛЕН?Е

Еще в конце 20-х годов мы знали, какое место занимали в мире по уровню жизни. Оно было довольно приличным. Если принять уровень покупательной способности заработной платы весной 1928 года в Лондоне за 100, то в Берлине он был 71, в Париже – 56, в Москве – 52, в Праге – 47, в Вене – 45, в Риме – 43, в Вар?аве – 40. К сожалению, за последние десятилетия мы утратили многие позиции в этой области. ( В 1985 г. на?а страна по уровню жизни занимала 50-60-е место в мире – ред.)

В 1985 г. жители городов на?ей страны потребляли мяса (с учетом его качества) почти на 50% мень?е, чем в 1913 и в 1927 г.г. Для покупки 1 кг мяса (по цене 3,7 руб. за 1 кг) сегодня надо отработать по времени в полтора раза боль?е, чем в 1913 и 1927 гг. В 1927 г. рабочая семья расходовала на питание (без алкоголя) 43,8% своего бюджета, а сейчас свы?е 60%. Причем рань?е иждивенцев в семье было гораздо боль?е.

П?ТАН?Е

Ду?евое потребление мяса, по данным 1985 г. в 1985 г. составило: в СССР 62 кг, в США – 120 кг. Вместе с тем качество продаваемого населению мяса у нас гораздо хуже, чем в США. Если нивелировать эти различия, т.е. не учитывать сало, жир, лярд (внутренний жир), субпродукты, и принять во внимание, что в США потребление птицы учитывает только полностью потро?еных кур и индеек, то соотно?ение в потреблении мяса по весу составит 1:3. Велико расхождение и в потреблении других продуктов.

Рассчитанный по данным советской статистики для городских жителей месячный рацион питания на одного человека в среднем обходится в розничных ценах в 46,4 рубля. В потребительских расходах семьи из четырех человек с двумя работающими, получав?ей в 1985 г. 380 рублей в месяц (до вычета налогов) расходы на питание (без алкоголя) составили 59%. Для сравнения укажем, что в США этот показатель, рассчитанный по той же методике, в 1984 г. равнялся 15,2%.

По мнению советских и зарубежных ученых, доля затрат на питание в потребительских расходах семей может служить адекватным показателем уровня жизни: чем ниже эта доля, тем, как правило, вы?е уровень жизни и, в частности, потребления. Фактические объемы потребления в СССР по многим видам продуктов значительно ниже норм, рекомендуемых советскими специалистами («рациональных норм»). Если допустить возможность выхода на эти нормы, доля расходов вы?еупомянутой городской семьи составила бы не 59, а 71%; достижение количественных (но не качественных) норм питания американских семей потребовало бы до 90% бюджета средней советской семьи. С учетом американских стандартов качества расходы советской семьи на питание должны были бы составить до 180% ее бюджета.

Оценки экономической доступности, выводимые через количество рабочего времени, необходимого для того, чтобы заработать на покупку продуктов питания, показали, что советскому работнику приходится трудиться намного боль?е, чем среднему американцу, чтобы купить единицу продукта: по мясу это превы?ение составило в 1985 г. 10-12 раз, птице – 18-20 раз, молоку – 3 раза, сливочному маслу – 7 раз, яйцам – 10-15 раз, апельсинам и бананам -18-25 раз, хлебу 2-8 раз, водке – 18 раз.

Различия в питании на?их двух стран непрерывно изменялись на протяжении всего ХХ века. В 1913 г. потребление мяса на ду?у населения в городах Российской империи (без учета мяса, перевозимого по внутренним водным путям и части импорта) составило 88 кг, при этом в Москве – 87, в Петербурге – 94,1, во Владимире – 107,5, в Вологде -107,5, в Воронеже – 147,7 кг. Еще боль?ие объемы ду?евого потребления мяса были в городах Сибири и Дальнего Востока.

Гражданская война, разруха и расстройство хозяйства привели к катастрофическому снижению потребления продуктов питания, а в ряде мест – к массовому и жестокому голоду, унес?ему миллионы жизней. Однако замена продразверстки продналогом, рас?ирение кооперативных форм хозяйствования в селе и городе, усиление товарно-денежных отно?ений в экономике, блестяще проведенная валютно-денежная реформа позволили всего за пять лет с 1922 по 1927 г. ре?ить в целом продовольственную проблему в том объеме, в котором представлялось достаточным в то время. По боль?инству продуктов питания ду?евое потребление достигло и превысило дореволюционные отметки.

Показатели экономической доступности товаров в конце 20-х годов приблизились к дореволюционным отметкам. В 1927 г. средний рабочий промы?ленности для покупки 1 кг мяса должен был работать 2 часа (в 1913 г – 2,1 час, в 1985 г. – около 3 часов). В 1927 г. в общей структуре потребительских расходов семей рабочих и служащих ( в основном, жителей города) на питание приходилось 43,8%, а в 1960 г.- свы?е 60 %.

Что касается США, то качество пищевого рациона американцев в начале ХХ века немногим отличалось от современных стандартов питания… К 1970 г. проблема улуч?ения качества питания различных социальных групп населения постепенно со?ла с повестки дня. ? обеспеченные, и малообеспеченные американцы потребляют ежегодно свои 100-120 кг мяса. Другое дело, какое качество этого мяса (де?евые цыплята или дорогие биф?тексы из телятины). В СССР же в 1986 г., основываясь на данных Госкомстата СССР, в семьях из четырех человек с доходом 260 рублей в месяц приходилось на одного члена семьи почти в 3 раза мень?е мяса и мясопродуктов, чем в семьях такого же состава с доходом в 900 рублей.

Опережающий рост производительности труда в сельском хозяйстве, общее повы?ение реальных доходов семей рабочих и служащих в США за последние десятилетия привели к значительному повы?ению экономической доступности продуктов питания. С 1913 по 1985 г. количество часов работы среднего работника, необходимого для покупки 1 кг мяса сократилось в 4,4 раза, сливочного масла – 11,5, молока – 6,7, сахара – 6,2, муки – 5, хлеба – 5, картофеля – 5,7, апельсинов – 5 раз.

Далее автор характеризует положение в на?ей стране и в США в области жилья, потребления товаров длительного пользования, одежды, бытовых услуг, медицинских услуг, образования, обеспеченности транспортом.

? в заключение пи?ет: «?так, по долям национального дохода, идущим на заработную плату, личное потребление и социальные выплаты населению, СССР уступает практически всем развитым странам мира. Далее, качество потребляемых товаров и предоставляемых массовых видов социальных услуг несопоставимо с международными стандартами…

…Ныне?ний уровень розничных цен на товары и услуги народного потребления (особенно питания) – один из самых высоких в мире, и вопрос о дальней?ем повы?ении нельзя рассматривать как средство ре?ения продовольственной программы и социальной политики в целом».