МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Ставропольская Голгофа
Беседа В.Красули с Г.Беликовым

← к списку статей

Недавно вы?ла в свет новая книга на?его земляка, известного исследователя истории, писателя Германа Беликова «Безумие во имя утопии, или Ставропольская Голгофа», высоко оцененная А.?. Солженицыным.
Этот объемный труд стал итогом многолетнего изучения архивных документов, публикаций, воспоминаний современников, свидетельствующих о бесчисленных преступлениях коммунистической власти против народа, начиная с осени 1917 года и по 1953 год. Аналога этому изданию в крае нет. На суд читателя представлены не бесстрастные хроники и голые факты. Автор делится своими размы?лениями, дает яркие портреты участников исторических событий. Эту книгу должен прочитать каждый патриот родного города, кто задумывается над тем, что же все-таки произо?ло в России, в Ставропольском крае, и есть ли надежда когда-либо выйти из духовного кризиса, который растянулся на многие десятилетия?

О том, чему учит история, почему до сих пор неутомимы фальсификаторы, кто боится правды и как нам быть с историческим наследием, чтобы оно во?ло в плоть на?их дней, - беседа с Германом БЕЛ?КОВЫМ.

- Герман Алексеевич, многие с настороженностью восприняли создание президентской комиссии, которая займется искоренением фальсификаций истории. Между тем, в этом начинании есть и позитивный момент.

Например, можно обратить внимание той же комиссии на фальсификации, которыми десятки лет занимаются официальные историки. После того, что мы узнали в последние годы, каждому ясно: учебники, по которым нас учили, - почти спло?ная фальсификация, с недомолвками и забвением событий.

- Вы правы, коммунистическая власть делала с историей все, что хотела. Вспомним знаменитое выражение «триумфальное ?ествие советской власти по стране» после Октябрьского переворота. А если опираться на архивные материалы, никакого триумфального ?ествия и в помине не было, а уж в Ставропольской губернии - тем более.

До Октябрьского переворота в Ставропольской губернии, например, насчитывалось около ?естидесяти членов боль?евистской партии. Согласитесь, не густо для «триумфа». Причем боль?инство из них были либо гимназистами и студентами, либо вообще при?лыми – солдатами бежав?их с фронта частей, расквартированных в крае.

На выборах в Учредительное собрание, в ноябре 1917 года, 88,8 процента избирателей отдали свои голоса эсерам. Остав?иеся крохи поделили между собой кадеты, мень?евики, боль?евики, октябристы.

?, тем не менее, боль?евики захватили власть. Как это произо?ло? В декабре 1917 года было ре?ено созвать губернское Народное собрание из всенародно избранных депутатов. ?м предстояло сформировать временную власть. Боль?евики ре?или перехватить инициативу. Они созвали «свой», Крестьянский съезд, представителями которого стали, в основном, солдаты, главенствующие на сельских сходах. Подчеркну, солдаты, разложенные на фронте боль?евистскими агитаторами и газетами, издавав?имися на деньги германского ген?таба.

31 декабря, когда в помещении мужской классической гимназии Народное собрание приступило к работе, двести «делегатов» Крестьянского съезда ворвались в зал. Они были в ?инелях и с винтовками.

Сначала они добились изгнания председательствующего, как «ставленника Керенского», а потом выставили и боль?инство протестовав?их против беззакония депутатов, как представителей «эксплуататорского класса», - учителей, врачей, землемеров, адвокатов, короче, представителей интеллигенции. ? провозгласили себя советской властью.

- Любого нормального человека оторопь возьмет: это же самый банальный рейдерский захват. Угрожали оружием, выгнали силой из помещения, самопровозгласили себя властью. Бандитизм. А после этого кто-то сочинял опусы о советской демократии.

- Да, это дико. Но ведь точно так же было в Петербурге, когда разогнали законно избранное Учредительное собрание. Когда захватывали Советы, боль?евики везде действовали по одной схеме. Они делали упор на вооруженных людей, которыми манипулировали. ?х основным аргументом было насилие.

- Ва?е исследование убедительно показывает, что имев?ая место жестокость – это не случайные эпизоды, не произвол отдельных вы?ед?их из-под контроля садистов, но суть устройства власти. Террор, кровопролитие, подавление личности – это не вынужденные тактические приемы, а стратегия новой власти.

- Коммунистическая пропаганда утверждает, что красный террор стал ответом на убийство председателя Петроградской ЧК Урицкого и поку?ение на Ленина. Эти утверждения не соответствуют фактам. В Ставрополе террор вовсю бу?евал уже с лета 1918 года. Арестовывались ни в чем не повинные граждане, и их без суда и следствия казнили.

Случалось, убивали прямо на улицах. Грабежи, изнасилования, пытки, глумление над священниками. Не щадили ни стариков, ни детей. Волосы дыбом становятся, когда читае?ь документы.

В селе Безопасном красноармейцы убили священника, а потом изнасиловали его жену прямо на глазах у детей, заталкивая женщине конский навоз в у?и и в рот.

В селе Сенгилеевском комиссар Озерецковский под гогот пьяной солдатни «венчал» священника с ло?адью. Это ли?ь ?трих «хамодержавия», при?ед?его на смену «самодержавию».

- Советский официоз в оправдание утверждал, что в кровавых расправах находила выход справедливая ненависть трудящихся к эксплуататорам. Народ, дескать, мстил дворянам, помещикам, духовенству, офицерам, кулакам, фабрикантам, купцам, лавочникам.

- Видите, каким длинным получается список мнимых «обидчиков». Добавим сюда врачей, учителей, писателей, журналистов, адвокатов, инженеров, чиновников, банковских служащих, агрономов, ветеринарных фельд?еров… ?х тоже грабили, насиловали, убивали.

Факты говорят о том, что именно советская власть начала осуществлять свои деяния, выдвинув человеконенавистнический классовый принцип, разделив общество на «своих» и «чужих». Последних и начали планомерно уничтожать. ? этим «подрубили сук», на котором сидели.

В стране нарастал хаос. Кем были вожди революции? Это были люди, не укорененные ни в бизнесе, ни в науке, ни в культуре. Управлять они не умели. ? когда страна по?ла вразнос, они схватились за наганы. Они могли держаться на плаву, только натравливая низ?ие слои на выс?ие, безграмотных – на образованных, безбожников - на верующих и церковь...

Так началась новая гражданская война, где боль?евики находили всё новых и новых «врагов народа», ме?ав?их им строить мировую коммунистическую ?мперию, начиная с изнасилованной ими России.

?менно тогда и возник ГУЛАГ, куда э?елонами гнали «окопав?уюся» вчера?нюю буржуазию и офицерство, остатки недобитого ими казачества, участников антисоветского движения. В том числе «зеленых», «кулачество как класс», нэпманов, троцкистов и бухаринцев, «вредителей» всех рангов, как и «?пионов», и «предателей», в том числе советских мар?алов и прочих врагов в Красной армии числом до 50 тысяч человек. Как и своих вчера?них соратников, начиная с Менжинского и Дзержинского, Ягоды и Ежова со всей бандитской «братвой». Затем уже в сибирскую глухомань и пески Казахстана по?ли э?елоны с прибалтами и западноукраинцами, немцами Поволжья и Северного Кавказа, чеченцами, ингу?ами, кабардинцами, карачаевцами, калмыками и крымскими татарами.

Затем в психу?ки и за кордон последовали «безродные космополиты», начиная с А. Солженицына, А. Галича, А. Синявского, Э. Неизвестного… Да разве всё перечисли?ь!

Таким образом, расправив?ись с «неугодными», загнав сельских жителей в колхозы, а пролетариат в промы?ленную индустрию, превратив служащих совучреждений в послу?ных винтиков раздутого соваппарата (численность чиновников в России с 1917 по 1927 год возросла в ?есть(!) раз), насадив тысячи и тысячи доносчиков и сексотов, разграбив богатства России, уничтожив высочай?ую духовность российского общества, культуру, красоту земли, людскую доброту.

- А было ли сопротивление боль?евистскому геноциду?

- Было, но об этом власти, как и средства массовой информации, молчали. Еще в 1919 году по стране прокатилась волна крестьянских вооруженных выступлений против боль?евиков, начиная с Тамбовской губернии (Антоновщина), Воронежской и Саратовской, а также по всей Сибири и Средней Азии.

В 20-е годы это было повсеместное «зеленое движение», как и новые повстанческие выступления в тридцатые годы. Так, только на Северном Кавказе действовали 7163 группировки, объединяв?ие около ?естидесяти тысяч человек.

- Герман Алексеевич, а как насчет мифа о бескорыстном служении боль?евиков народу?

- Деникин покинул Крым на последнем пароходе можно сказать нищим. Главнокомандующий белыми войсками не попользовался своим положением. Зато известно, что товарищу Троцкому, когда он отбывал в ссылку из Москвы в Алма-Ату, понадобилось несколько вагонов для вывоза нажитого барахла.

В 1935 году по указанию сталинского соратника Ягоды с помощью автогена вскрыли личный сейф Свердлова, автора директивы об истреблении казачества. В нем обнаружили гору драгоценностей, золото, а еще с полдюжины фаль?ивых паспортов на имя его самого и его семейного окружения - на случай возможного бегства из изгаженной им страны.

Громадные средства были переведены из России в ?вейцарские банки на счета Ленина, Троцкого, Менжинского и прочих строителей нового мира.

- ?нтересно, откуда такие деньги у вчера?них эмигрантов?

- Грабеж. В Кремль из провинции, в том числе и из Ставрополя, тоннами свозили отнятые у той же церкви драгоценности. А сколько фамильных ценностей династии Романовых было украдено в царских палатах! Чекисты опорожняли карманы богатых людей в провинции.

В Ставрополе, в застенках ЧК, пытали офицеров, купцов, капиталистов, дворян, вытягивая из них золото, серебро, ювелирные поделки, картины.

Никто не знает, сколько из награбленного прилипало к пальцам местных комиссаров и чекистов, но тонны ворованного достигали Москвы. Часть ?ла на текущие хозяйственные и политические нужды. Не мень?ая - через созданный Коминтерн на «подкормку» зарубежных боль?евистских партий, «жирев?их» на богатствах поверженной России.

Часть, как сегодня выражаются, «распиливалась» между вождями партии, государства, ЧК и рассовывалась по личным тайникам.

А одураченным революционным толпам вождь мирового пролетариата рассказывал, как после отмены денег боль?евики переплавят все золото и пустят его на сооружение общественных сортиров.

- Сегодня на?и идеологи озабочены некоей национальной идеей. Не кажется ли вам, что дело не в наличии или отсутствии какой-то там идеи, а в людях? Всегда были и есть личности, которые олицетворяют собой национальный дух.

Боль?евики под корень вырезали цвет русской нации – луч?их представителей дворянства, духовенства, купечества, казачества, крестьянства, интеллигенции.

Может быть, поэтому у нас ничего и не получается, что мы не можем восстановить погубленный генофонд? ?, может быть, начинать надо с того, чтобы вернуть Ставрополю хотя бы память о на?их выдающихся земляках, уничтоженных или изгнанных?

- Я думаю, рядовой ставропольчанин даже не представляет, сколько замечательных людей, прославив?их Россию, вы?ло из Ставрополя: Сургучев, Беневский, Ященко, Ширяев, Цветков.

Возьмем, например, никому не известного Сергея Оболенского, сына последнего ставропольского губернатора. Он подростком эмигрировал во Францию, окончил университет в Париже, стал знаменитым писателем. Его книгами зачитывается весь мир, а мы даже фамилии такой не слы?али…

В возвращении имен и трудов этих людей в на?у жизнь, в обращении к их жизненному опыту и подвигу я вижу выход из духовного кризиса, который переживает на?е общество. Но где их труды? Где рассказы о них? Где памятники им? Где хотя бы мемориальные доски? Где, наконец, улицы, названные их именами?

Мы не имеем права забывать о на?их земляках, которые явили миру образцы личной честности и верного служения долгу. В на?и дни, когда обесценены понятия чести, репутации, обращение к нравственному опыту таких, я бы сказал, аристократов духа - спасение.

Благодаря таким людям народ во все времена оставался именно народом, а не стадом. Боль?евики это понимали и поэтому беспощадно истребляли носителей высокой нравственности. ?м нужно было превратить народ в послу?ную и безмолвную толпу.

Приведу пример. Летом 1918 года в Ставрополе был зверски замучен русский генерал Павел Александрович Мачканин. Ему было 79 лет. Этот человек – живая легенда. Он всю жизнь служил Отечеству.

Отличился во многих сражениях, был не раз ранен, имел многочисленные боевые награды. Его избирали предводителем дворянства, почетным мировым судьей, председателем благотворительных обществ.

За честность и справедливость его уважали простые люди. Это не могло не вызывать приступов злобы у люмпенов, дорвав?ихся до власти. Седой старик был зверски замучен. Садисты ?тыками вырезали лампасы на его ногах и погоны на плечах живого человека. Я описал в книге несколько таких примеров. Но сколько их в архивных делах!

Убежден, отсутствие памятника замученному Мачканину, участникам неудав?егося восстания офицеров и другим достойным гражданам, и погиб?им в застенках ЧК, и выжив?им и своими трудами обогатив?им мировую культуру, - на?а беда и позор. Нет улиц имени замечательных сыновей Ставрополя Сургучева, Беневского, Ященко и других.

Зато есть улицы Розы Люксембург и Клары Цеткин, которые не имеют никакого отно?ения к Ставрополю. Есть улица, а совсем недавно была и площадь имени чекиста-палача А?ихина, который тлеющей сигаретой выжигал глаза своим жертвам. Есть села, носящие имена палачей Трунова и ?патова. Список можно продолжить.

А не так давно по ре?ению городских властей в Северо-Западном районе города появилась улица имени Б.П. Шеболдаева. Это еще один ду?егуб, член печально знаменитой комиссии ЦК РКП(б) по хлебозаготовкам на Северном Кавказе во главе с Кагановичем.

Это он придумал и ввел в действие так называемые «черные доски» - фактически смертные приговоры жителям сел и станиц, не выполнив?им план по сдаче зерна. На его совести - смерть десятков тысяч ставропольцев. ? вот этому преступнику нас заставляют поклоняться!

Приведу слова на?его земляка Михаила Горбачева, который в интервью писателю ?горю Буничу сказал: «...немцы даже в военное время на чужой территории не совер?или и десятой доли того, что в на?ем крае совер?или до войны Шеболдаев, Фриновский и Каганович».

Вот оценка деятелю, на примере которого власти либо по безразличию, либо по неведению намерены воспитывать подрастающее поколение. Откуда же взяться нравственности? ?ли взять обойму боль?евистских имен, не имеющих никакого отно?ения к Ставрополю, которыми названы улицы Ставрополя. Тот же Дзержинский…

Разве возможно, чтобы в современной Германии появилась улица имени - нет, не Гитлера или Геббельса, а какого-нибудь ?тандартенфюрера СС, который погиб при обороне Гамбурга, Дрездена или Берлина? Думается, это исключено. Хотя он и пролил кровь за свою родину. Выбирая имена для увековечивания, немцы руководствуются какими-то ограничивающими критериями. Какими? ? по каким же законам мыслят на?и чиновники? Вы думаете, черная тень этого кровавого советского функционера не влияет на ду?и живущих на той улице людей? ? не только…

А то, что у нас нет ни одного памятника, мемориала, посвященного жертвам голодомора 1933 года! Это разве не говорит о том, что мы до сих пор не сумели извлечь уроков из своего про?лого?

В этом отно?ении меня радует, что хоть на Украине (правда, в националистических целях) установлен знак памяти о той трагедии народа.

- Кстати, о голодоморе. В ва?ей книге я на?ел много жутких фактов, раскрывающих правду о ко?маре, который пережила деревня, как и весь юг России, в 1921-22 гг., особенно в 1933 году.

Эта правда тщательно скрывалась от народа на протяжении десятилетий. Не будем останавливаться на стра?ных фактах, которые вы приводите в книге. Все, кого волнует эта тема, смогут глубже погрузиться в нее, прочитав ва? труд.

Наверняка вы, Герман Алексеевич, не раз задумывались, почему коммунисты отважились на кровавый эксперимент с коллективизацией, по?ли на голодомор, истребив боль?е народа, чем погибло в любой войне, которую когда-либо вела Россия?

- Даже те, кто, скрежеща зубами, признают миллионные жертвы крестьян во время голода, оправдывают Сталина и его подручных необходимостью модернизировать экономику. Мол, рабочему классу нужен был хлеб, а единоличные хозяйства не могли дать столько продовольствия, сколько колхозы.

Это очередная фальсификация истории. НЭП, который показал прекрасные результаты в двадцатые годы, способен был обеспечить устойчивый рост аграрного сектора.

Цифры и факты говорят о том, что в аграрном секторе происходило накопление капитала, росло число крепких хозяйств, формировались - снизу! - добровольные кооперативы, союзы по использованию техники, сбыту продукции.

Шел нормальный, пусть и противоречивый, процесс становления новых социально-экономических отно?ений в деревне, в стране. Но это-то и не нужно было боль?евикам!

? сотни тысяч нэпманов, как и четыре миллиона «кулаков», погнали в поселения и лагеря Сибири и Средней Азии.

Быв?ий соратник Ленина Ю. Мартов так оценивал ситуацию, сложив?уюся в результате НЭПа: «Обуржуазивание общества неизбежно поставило РКП(б) перед выбором - диктатура или демократия, а потому неизбежен бонапартистский переворот». Он понимал, что боль?евики не допустят демократии. ? оказался прав.

Я думаю, в этом корень вопроса. Демократия - это контроль народа за правительством, это смена правительства через выборы. Могли ли коммунисты допустить свободные выборы? Ни в жизнь! Они совер?или столько преступлений, пролили столько крови, что им не было никакого прощения.

На любых свободных выборах их ждал крах. Это очевидно. Как и то, что при?ед?ее на смену боль?евикам действительно народное правительство первым делом организовало бы суд над Сталиным и прочими вождями и заметными функционерами в центре и на местах. Каким был бы приговор, не трудно догадаться.

Поэтому им ничего не оставалось, кроме как, спасая свою ?куру, объявить войну всему народу. Они выбрали диктатуру. В этом смысле название моей книги не совсем точно. Вожди и партийные функционеры ни в какую коммунистическую утопию о всеобщем равенстве и справедливости не верили. Они были циниками.

Коммунистические идеи они оставили для народа, а сами руководствовались инстинктом обогащения и самосохранения. Сохраниться же они могли, только удержав власть. Любой ценой. Вот этим они и занимались на протяжении семидесяти лет.

Так что, если в на?ей стране и имело место массовое народное безумие, то провоцировали его во имя ?курных интересов верху?ки коммунистической партии.

Это главный вывод, к которому я при?ел в результате многолетнего изучения и осмысления засекреченных некогда архивов, как и прочих источников. Этими мыслями я и хотел бы поделиться с читателями-земляками.

Беседу вел Василий КРАСУЛЯ

«Открытая газета», № 33 (372) от 19-26 августа 2009 г.