МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Человек на своем месте

← к списку статей

Никто в бригаде не думал, что из Алексея Бебе?ко получится механизатор. Это мне сказали по секрету, и даже, как иногда бывает в таких случаях, не попросили не использовать эти сведения. Так что об этом мнении он знал.

«Что ж, — подумал он тогда. — Я не виноват, что некоторые мои ровесники оставили после себя нелестное мнение, и оно пере?ло автоматически на меня. Но доказывать, что руководители бригады о?ибаются, мне придется».

Он никому не сказал о своих мыслях, но и оставить их без последствий тоже не мог. Поступил он просто. Он сказал: «Дайте мне самый плохой свободный трактор».

— Зачем же самый плохой, — сказали ему, — мы заботимся о молодых. Есть у нас и поновее техника.

Но он стоял на своем, и ему дали такой трактор, осмотрев который, он едва сдерживал

сдержал слезы. ? стал он работать. Сначала с трактором, а потом уже и на тракторе.

Чтобы быть настоящим хлеборобом, мало знать комбайн и суметь выдержать две напряженные июльские недели. Жатва — не спорт: кто быстрее. Все, что умеет, что положено делать механизатору, питает искусство хлебороба, как невидимые родники наполняют водой речи. Алексей бороновал, культивировал, развозил силос на фермы, перевозил гравий — все, за что он ни брался, он делал как самое важной в своей жизни дело и чувствовал, что чем боль?е и луч?е он работает, тем умелее становятся руки, тем боль?е он может надеяться на свои глаза, свое сердце, свой слух.

В самые трудные дни жатвы, когда нужно было быть одновременно и терпеливым и беспокойным, быстрым и точным, когда приходилось глубоко задумываться и мгновенно принимать ре?ения, он с удивлением обнаруживал в себе чудесное появление новых сил, способностей, о которых и не подозревал рань?е. Он даже не успевал порадоваться этому обстоятельству, потому что требовалось идти даль?е и даль?е. ? знал только одно: хоро?ая работа идет от хоро?ей работы. На этом он стоит.

- Упрямый я, вот и все – сказал он и даже не улыбнулся. – Говорят, хочу по-своему все поставить.

— Да кто же не хочет по-своему поставить! ? тот, кто ничего на делает, тоже все по-своему прикладывает.

— Это верно. Только интереснее до конца до вести и посмотреть, что получится. А когда ничего не делае?ь, и так ясно, что выйдет — ничего. Скучно.

?ногда мы говорим об однообразии того или иного труда. А ведь однообразен ли?ь плохой труд, безделье. Ничего не делающий, скажем, инженер абсолютно равен ничего не делающему токарю, водителю, пекарю.

Когда мы расставались, Алексей вдруг сбросил с лица улыбку и серьезно сказал:

— Позавчера я вторым был, а сегодня уже четвертый. Поломки подвали. Ну, ничего, мы еще потягаемся. Я вот аппаратуру поставил новую. Поднажму. ?нтересно, что получится. Ведь еще неделю работать.

Мне было интересно тоже. После жатвы я позвонил в колхоз. Бебе?ко так и не догнал Громакова.

?нтересно, как он готовится к соревнованию в будущем году?

Так встреча с человеком, имеющим интерес в жизни, оставляет след в каждом из нас.

В. КРАСУЛЯ.

Новоалександровской район, колхоз «Россия».

«Молодой Ленинец», июль 1980 г.